Томас Гоббс

Томас Гоббс

Материализм Бэкона прошел систематизацию и получил дальнейшее развитие в работах другого знаменитого философа английской буржуазии XVII века — Томаса Гоббса (1588—1679). Главным философским сочинением Гоббса является работа «Левиафан» (1651 г.). Систематизируя бэконовский материализм, Гоббс придал метафизическому материализму XVII века классическую механистическую формулировку.

Механистический материализм Томаса Гоббса

Гоббс признавал материальность природы, первичность материи и вторичность сознания. Как материалист, Гоббс решительно выступал против дуализма и идеализма. Критикуя идеалистов, считающих мир духовной субстанцией, он отмечал, что такой взгляд равносилен признанию существования бестелесных тел.  Являясь материалистом механистическим, Гоббс давал материи только чисто количественную характеристику. В материальных телах он видел лишь протяжение, форму, объем и тому подобные количественные величины. Материальные тела лишены у Гоббса таких свойств, как цвет, звук, запах и т. п., которые он относил к субъективными качествами. Материя в трактовке Гоббса — это система количественных величин — что-то качественно однородное и бесцветное.

Механистический характер метафизического материализма Гоббса проявился не только в чисто количественной, математической характеристике материи, но и в механистическом понимании им движения. Считая движение свойством материи, Гоббс не знал о многообразии его форм. Он признавал движение материи лишь в одной-единственной его форме, в форме механического движения, то есть простого перемещения тел в пространстве. По Гоббсу, тело находится в движении лишь тогда и постольку, когда и поскольку оно перемещается из одного места в другое.

Движение — это оставление телом одного места и приобретение другого.

Понимание движения как самодвижения материи, как изменения, проявляющегося в качественно разнообразных формах, в силу состояния естествознания того времени для Гоббса оказалось недоступным.

Метафизический, односторонне аналитический подход к материальным телам, игнорирование их качественного многообразия, механистический взгляд на движение привели к тому, что материя оказалась у Гоббса сведенной к голому, абстрактному количеству. Гоббс геометризировал материю. Систематизируя материализм Бэкона, правильно понимая материю как субстанцию, Гоббс лишил ее качественного многообразия, неисчерпаемой качественной многогранности.

Материалистически решая вопрос о пространстве и времени, Гоббс видел источник мысленного образа пространства в протяженности тел, а источник образа времени — в реальном движении тел. Однако при рассмотрении этого вопроса он обнаруживал непоследовательность. Говоря о пространстве, Гоббс имел в виду лишь представление человека, «мнимое пространство», явление сознания. Точно так же, говоря о времени, он тоже имел в виду лишь представление человека, утверждая, что время существует не в вещах самих по себе, а только в нашем сознании. Такого рода метафизическим противопоставлением пространства и времени как образов в сознании объективным пространству и времени в дальнейшем воспользовались идеалисты, начавшие изображать пространство и время как чисто субъективные формы чувственного созерцания.

Разрабатывая основы теории познания метафизического материализма, Гоббс признавал познаваемость мира и видел источник знаний человека в объективной действительности. Познание, по Гоббсу, начинается с ощущений. При этом источником ощущений он считал материальный мир, воздействующий на органы чувств. У человека, говорил Гоббс, нет не только ни одного ощущения, но и ни одного понятия в уме, которое не было бы порождено в органах чувств. Но, материалистически решая вопрос об источнике ощущений, Гоббс, будучи механистом, не смог дойти до правильного понимания ощущения как субъективного образа объективного мира, как специфического свойства и функции нервной системы. Он полагал, что ощущение есть не что иное, как движение телесных частиц в организме, вызванное движением внешнего объекта. Следует всегда иметь в виду, говорил Гоббс, что движение может производить лишь движение.

Познание, начинаясь с ощущений, завершается, по теории Гоббса, в разуме. Если посредством чувств человек получает целостные образы вещей, то благодаря деятельности разума он познает их составные части. Вещь может считаться познанной лишь тогда, когда человек знает ее общие свойства, что достигается в результате аналитической деятельности разума. Для того чтобы знать, например, золото, необходимо разложить его на такие общие свойства, как тяжесть, твердость и т. п.

Роль языка в познании

Исторически интересным моментом гносеологии Гоббса является подчеркивание в ней роли языка в познании. Познавая мир, указывал Гоббс, человек оперирует именами, названиями, которые он дает вещам и явлениям. Имена, слова выступают в двух значениях: в качестве меток и в качестве знаков. Имена, имеющие значение для самого данного человека,— это слова-метки вещей и явлений. С их помощью он восстанавливает в памяти забытые мысли. Имена, с помощью которых осуществляется обмен мыслями между людьми,— это слова-знаки вещей и явлений. Если имена рассматриваются в отдельности, то это слова-метки; употребляемые же в определенном порядке, то есть в качестве составных частей речи, они выступают как слова-знаки.

«Слова служат для того, чтобы регистрировать для нас самих и сообщать другим наши мысли и представления»

Речь, язык Гоббс характеризовал как необходимое средство познания и взаимного общения людей.

Разрабатывая основы теории познания метафизического материализма, Гоббс дал элементы материалистического понимания истины. Истиной он считал суждения человека, правильно отражающие вещи и их причинные связи; заблуждением — неправильные, ложные суждения. Вне суждений человека, по Гоббсу, не может быть ни истины, ни заблуждения, так как истина содержится не в самих вещах, а в наших суждениях о вещах, их свойствах и причинных связях, то есть в утверждении или отрицании человеком чего-либо.

«…Истина и ложь — суть атрибуты речи, а не вещей. Там, где нет речи, нет ни истины, ни лжи»

Гоббс отмечал, что вопрос об истине и заблуждении имеет отношение только к человеку, так как лишь он владеет языком, речью. По отношению же к животным, поскольку у них речь отсутствует, этого вопроса вообще не существует. У животных имеет место простой факт восприятия той или иной вещи, причем это восприятие для них тождественно с самой вещью.

Наряду с элементами материалистического понимания истины у Гоббса в этом вопросе имелся и значительный налет субъективизма. Истину и заблуждение он склонен был сводить к правильному или неправильному расположению человеком имен в суждениях и не дошел до понимания того, что объективная истина — это такое содержание в человеческих представлениях, которое не зависит ни от человека, ни от человечества.

Рационализм Гоббса

В своей теории познания Гоббс был непоследовательным сенсуалистом-эмпириком, сбивающимся на позиции рационализма. Определив философию как рациональное познание причинной связи вещей, он в своем обосновании научного познания завысил роль разума и принизил роль чувств. Рационализм Гоббса особенно отчетливо проявился в преувеличении им роли математического, аналитического метода в познании. Всю познавательную деятельность Гоббс склонен был сводить к простейшим математическим операциям: сложению и вычитанию. Любое рассуждение человека как элемент научного познания есть, по Гоббсу, процесс сложения или вычитания. Где нет операций сложения или вычитания, там нет и научного познания. Гоббс обращал внимание на всеобщность этих математических операций. Если арифметика, говорил он, учит нас сложению и вычитанию чисел, то геометрия учит тем же операциям в отношении линий, фигур и т. п., логика занимается сложением и вычитанием слов, а законодатели складывают законы и факты, чтобы найти обязанности людей и определить, правильно или неправильно их поведение.

 «Всякое рассуждение как одна из способностей человеческого ума есть не что иное, как подсчитывание (т. е. складывание и вычитание) связей общих имен с целью отметить и обозначить наши мысли. Я говорю, отметить их, когда мы считаем про себя, и обозначить, когда мы доказываем или сообщаем наши подсчеты другим»

Гоббс не смог, да и не мог в условиях XVII века правильно обосновать единство чувственного и рационального моментов в познании человеком внешнего мира.

 «Левиафан». Гоббс как автор теории государства

Гоббс вошел в историю не только как выдающийся материалист XVII века, но и как автор теории государства, в которой он, хотя и с идеалистических и метафизических позиций, сделал попытку вскрыть земную основу государства, показать государство не как божественное творение, а как продукт сознания людей. Однако, разрабатывая теорию происхождения государства, Гоббс как метафизик исходил из признания неизменной, всегда себе равной природы людей. Согласно теории Гоббса, люди первоначально жили в естественном догосударственном состоянии. Будучи равными от природы по своим физическим и умственным способностям, все люди обладали и равными естественными правами.

В естественном состоянии отсутствовала собственность, владение, отсутствовало точное разграничение между «моим» и «твоим».

Естественным состоянием людей Гоббс, по существу, называл первобытнообщинный строй. Однако взаимоотношения между людьми в этот период он изображал в ложном свете. Гоббс утверждал, что равенство физических и умственных способностей людей и равенство их естественных прав в догосударственный период жизни обусловливали враждебные отношения между людьми, отношения взаимной борьбы. Каждый человек, стремясь к достижению своих целей, сталкивался с любым другим человеком, обладающим такими же способностями и правами и равно стремящимся реализовать их в своих интересах.

Естественное состояние — это состояние войны всех против всех, состояние, где характер взаимоотношений между людьми выражается в формуле: «Человек человеку волк».

Подобная война всех против всех, порожденная равенством способностей и прав, в силу этих же причин не только не может прекратиться, но и таит в себе реальную опасность взаимного истребления борющихся, гибели общества. Чтобы избежать этой опасности, под угрозой страха взаимоистребления люди пришли, согласно теории Гоббса, к сознанию необходимости достичь мира путем ограничения естественных прав всех и каждого в отдельности. Они заключили между собой договор об этом ограничении и о перенесении своих прав в целях взаимной защиты на одно лицо или на собрание лиц, которые выражали бы волю всех. Реализация этого договора и нашла свое воплощение в создании государства.

Государством Гоббс называл множество людей, объединенных в одном лице. Он обожествлял и увековечивал государство, характеризовал его как всемогущую силу, обладающую всеми правами, принадлежавшими людям в естественном состоянии, как силу, которой люди обязаны беспрекословно подчиняться.

Государство есть высшее из всего, что создано человеческим родом, это Левиафан — смертный бог, которому все мы под владычеством бессмертного бога обязаны своим миром и защитой.

Любое нарушение законов государства, по Гоббсу, открывает дверь для возврата к естественному состоянию, к взаимной истребительной войне.

Гоббс указывал на три возможные формы государства: монархию, аристократию и демократию. Наиболее совершенной формой он считал абсолютную монархию. Выражая интересы крупной буржуазии, нуждавшейся в сильной централизованной власти, Гоббс выступил как противник разделения исполнительной и законодательной власти, как абсолютист буржуазного типа. Только сильное централизованное государство, полагал Гоббс, способно окончательно упразднить естественное состояние войны всех против всех и установить в обществе мир и порядок. Государство, по Гоббсу, есть мать порядка.

Таким образом, причину появления государства Гоббс видел в сознании людей. Государство, согласно его взглядам, возникает как результат договора между людьми. Эта типично идеалистическая теория государства, не знающая материальных классовых причин его происхождения и сущности, была, однако, для XVII столетия передовой, прогрессивной теорией, направленной против господствовавших в то время теологических учений, которые изображали государство как божественное творение.

С вопросом о государстве Гоббс связывал и свою трактовку морали как учения о том, что в обществе называется добром и злом, добродетелью и порядком. Нравственными поступками Гоббс считал все те поступки людей, которые разумны, а к числу разумных он относил поступки, способствующие сохранению государства. Критерий разумного и неразумного, нравственного и безнравственного в поведении людей Гоббс видел, таким образом, в их отношении к государству и его законам. Все, что ведет в поведении людей к нарушению законов и ослаблению государства,— безнравственно, все же, что связано с беспрекословным исполнением законов государства и его укреплением,— нравственно.

Гоббс о религии

Исторический интерес представляют высказывания Гоббса о религии. Причину возникновения религии он как идеалист во взглядах на общество видел в невежестве людей, в низкой степени развития их сознания. Естественные семена религии, по Гоббсу, коренятся в природе человека, в страхе людей перед неизвестным будущим и в незнании ими действительных причин явлений. Все боги язычников, заявлял Гоббс, были созданы человеческим страхом. Позднейшие же религии, связанные с признанием единого бога, возникли из стремления людей познать причины вещей и их свойств. Исследуя причины, люди, говорил Гоббс, в силу своего невежества в конечном счете пришли к заключению, что существует предвечный двигатель, первичная причина всех вещей, единый бог.

Учение Гоббса о происхождении и сущности религии, исходящее из того, что в основе религии лежит страх, порожденный невежеством, не является научным. Однако свое ложное, идеалистическое учение о религии Гоббс завершил правильным выводом о ее связи с политикой. Он отметил, что естественные семена религии, культивируемые основателями государств и законодателями, в итоге привели к появлению религии как составной части политики, религии, указывающей на те обязанности, выполнения которых земные цари требуют от подданных.