Эдвард Григ — Творчество

Сольвейг Эдвард Григ

Музыкально-общественная деятельность и творчество 60—70-х годов

15 октября 1866 года Григ дал свой первый концерт в столице Норвегии Кристиании (Осло). С тех пор не прекращалась его широкая деятельность исполнителя, дирижера, руководителя различных музыкальных организаций, сыгравшего огромную роль в развитии музыкальной жизни своей страны.

Норвегия чтит в лице Грига не только величайшего национального композитора, но и общественного деятеля, художника-патриота, всем сердцем преданного делу развития норвежской культуры. Ему она обязана созданием такой крупной организации, как «Музыкальное общество» в Кристиании, на основе которого возникло ныне существующее в Осло Филармоническое общество. Живое участие композитор принял и в музыкальной жизни родного города Бергена. Огромное значение он придавал профессиональному воспитанию музыкантов. Вскоре после возвращения на родину Григ основал специальное музыкальное учебное заведение — Музыкальную академию. Существование ее, правда, было недолговечным, но инициатива Грига дала ценные плоды.

Вся эта неустанная музыкально-общественная и организационная деятельность у Грига сочеталась с важнейшей задачей пропаганды норвежской музыки. Уже первые программы его концертов в Кристиании состояли преимущественно из произведений национальных норвежских композиторов. С большой энергией и настойчивостью он стремился «завоевать» норвежской музыке достойное место у себя на родине и за рубежом.

Просветительские стремления Грига нашли опору в передовых, прогрессивных тенденциях норвежской общественной жизни 60-х годов. В период мощного подъема национальной культуры усилилась, обострилась борьба за подлинно демократическое искусство, доступное и близкое народу. В норвежской литературе, в лучших произведениях Ибсена и Бьернсона прочно утвердилось реалистическое направление. Заканчивался творческий путь даровитых музыкантов, поборников народной музыки — Уле Булля и Хальфдана Кьерульфа, подготовивших почву для развития норвежской музыкальной классики. В широких кругах норвежского общества растет живой интерес к национальному искусству.

Однако этот бурный процесс становления и роста национальной культуры таил в себе и глубокие противоречия, коренившиеся в своеобразии исторического развития Норвегии. Экономическая отсталость страны не могла не отразиться и на характере норвежской общественной жизни, которая, наряду с весьма прогрессивными чертами, всегда носила известный отпечаток консерватизма. Атмосфера мещанской ограниченности и. застоя препятствовала развитию прогрессивных общественных сил и заставляла таких виднейших деятелей норвежской культуры, каким был Ибсен, вступать в беспощадную борьбу с ханжеством и лицемерием норвежского буржуазного общества.

Большие трудности в борьбе за национальное искусство пришлось испытать и Григу. Его музыкальная деятельность в Кристиании протекала в условиях очень консервативного и в сущности провинциального быта. Приняв на себя обязанности главного дирижера Гармонического общества (единственной музыкальной организации, существовавшей тогда в столице), он мог располагать только небольшим и очень посредственным по своему профессиональному уровню оркестром, который к тому же был постоянно занят в драматических спектаклях. Репетиции носили случайный характер, а исполнительские возможности музыкантов были настолько скромными, что композитору приходилось самому разучивать с ними их оркестровые партии. Не получая никакой материальной поддержки со стороны правительства, он постоянно испытывал затруднения с наймом помещения и оплатой оркестрантов. Григу не раз приходилось объявлять концерты «по подписке», обращаясь за помощью и содействием к любителям музыки. Иногда он вынужден был совсем прекращать работу с оркестром и давать в течение целого сезона только камерные концерты, в которых он выступал в качестве пианиста-солиста и аккомпаниатора.

Но все это не сломило его энтузиазма, его горячей преданности любимому делу. С помощью талантливого норвежского композитора и дирижера Йухана Свендсена Григ основал в 1871 году новую концертную организацию — Музыкальное общество. Это позволило ему значительно расширить программы своих симфонических концертов, привлечь к ним лучших отечественных и зарубежных исполнителей. В течение восьми лет (до 1874 года) продолжалась напряженная деятельность Грига в Кристиании, и благодаря его усилиям значительно оживилась, расширилась концертная жизнь страны.

Одновременно с каждым годом росла известность Грига-композитора. Большие творческие успехи (в 1869 году был впервые исполнен фортепианный концерт) сделали его имя известным за рубежом.

Большую поддержку молодому норвежскому мастеру оказал великий венгерский композитор Ференц Лист, чутко и проницательно относившийся к новым, растущим явлениям музыкальной культуры, к творчеству талантливых представителей молодых национальных школ. Ознакомившись с сочинениями Грига, он горячо поддержал молодого композитора и начал пропагандировать его сочинения. А это сильно укрепило авторитет Грига на родине. Благодаря покровительству Листа он получает пособие для поездки за границу, в Италию. Специальным постановлением норвежского правительства ему была назначена ежегодная стипендия, вполне обеспечившая его материально. В 1874году Григ уезжает из Кристиании и продолжает свою работу то в Бергене, то в длительных концертных поездках.

Творчество Грига 70-х годов развивалось в тесной связи с передовыми, реалистическими тенденциями норвежской литературы. Оно ответило тем высоким патриотическим стремлениям, которыми вдохновлялись в своей творческой деятельности Ибсен и Бьернсон. У этих старших современников композитор учился постигать народную жизнь, историю и быт своего народа, его замечательные художественные традиции. Каждый из них по-своему содействовал творческому росту Грига: Бьернсон — в утверждении национально-эпического и героического начала, Ибсен — в понимании больших идейных и психологических задач искусства. Идея народности получила высокое воплощение в замечательных творениях Грига, Ибсена и Бьернсона, создавших мировую славу норвежскому искусству.

Тесная дружба связывала Грига с писателем и общественным деятелем Бьернстерне Бьернсоном. Демократ по своим воззрениям, глубокий знаток народной жизни, Бьернсон прославился своими замечательными повестями из крестьянского быта. В 1860—70-х годах им были написаны также большие, монументальные исторические драмы, сыгравшие важную роль в пробуждении национального самосознания. Создавая эти произведения, повествующие о далеком прошлом Норвегии, писатель стремился укрепить в народе чувство национальной гордости и независимости, показать в них цельные и сильные характеры героев, достойные служить образцом для современности. Эта историко-патриотическая тематика глубоко захватила Грига. На сюжеты Бьернсона он создал в 1870-х годах ряд произведений, рисующих образы древненорвежского эпоса, картины средневековой Норвегии.

Среди них ярким своеобразием и большой реалистической силой отличается мелодрама «Берглиот» — повесть о смелой, отважной норвежской женщине, поднявшей в XI веке восстание крестьян против короля Гаральда. Произведение написано в своеобразной музыкально-драматической форме: роль героини, Берглиот, исполняется драматической артисткой, читающей текст в сопровождении оркестра. Симфоническая музыка Грига гибко следует за всеми оттенками поэтического текста Бьернсона, отображая душевную драму героини — ее волнение, ее ненависть к королю-убийце, ее скорбь о муже, павшем в бою.

Героические образы древней Норвегии воплощены Григом и в следующем крупном произведении — музыке к драме Бьернсона «Сигурд Йорсальфар» (1872). Из этого произведения широко известен «Торжественный марш», получивший значение самостоятельной оркестровой пьесы. Полная высокого героического пафоса, основанная на темах народно-норвежского характера, музыка марша звучит как величавый гимн родине и с подлинной силой и вдохновением выражает идею патриотизма.

Длительное сотрудничество с Бьернсоном навело композитора на мысль о создании большой национальной оперы героико-эпического плана. Летом 1873 года Бьернсон предложил Григу сюжет для этой оперы и взялся написать целиком либретто. Так возник замысел первой и единственной оперы Грига «Олаф Трюгвасон».

В основе оперы лежит историческое предание о норвежском короле Олафе, который в X веке насаждал христианскую религию среди коренных жителей Норвегии. Грига привлекли суровые и воинственные нравы средневековья, далекие исторические события, рисующие борьбу старого и нового — язычества и христианства — в эпоху становления норвежской народности.

Величественные картины древней Норвегии развертываются в первом действии «Олафа Трюгвасона». В монументальных хоровых, народно-массовых сценах показаны старинные обряды, моление в языческом храме, воинственные песни и пляски норвежцев. В музыке господствует величаво-эпический тон героического сказания, древней саги. Ее суровый и сдержанный пафос хорошо отвечает поэтическому замыслу Бьернсона. В «Олафе Трюгвасоне» поэт и композитор стремились воплотить типические черты норвежского национального характера, идею мужества, силы и стойкости норвежского народа.

Однако в силу многих причин эта единственная опера Грига осталась незаконченной. Григу не удалось довести до конца свой замысел. Его внимание было отвлечено другим сюжетом — драматической поэмой Ибсена «Пер Гюнт».

Пер Гюнт

В 1874 году Ибсен обратился к Григу с просьбой написать музыку к сценической постановке «Пера Гюнта». Григ ответил согласием: он надеялся выполнить этот «заказ» в короткий срок. Но драма Ибсена увлекла его настолько, что он вынужден был оставить все другие работы и отдаться целиком сочинению «Пера Гюнта». Считая философский замысел драмы очень трудным для музыкального воплощения, композитор стремился найти и выявить в ней те стороны, которые были особенно близки, созвучны его дарованию.

Драма «Пер Гюнт» — одно из центральных произведений великого норвежского драматурга. Написанная в пору расцвета его таланта, она с гениальной силой выражает характерную для Ибсена философскую и социальную проблематику. В образе героя драмы, норвежского крестьянина Пера, он вывел обобщенный тип человека современного ему буржуазного общества. От природы одаренный, увлекающийся, но беспринципный и слабохарактерный, Пер приносит в жертву свои лучшие побуждения личному эгоизму, жажде наживы. Рисуя трагическую судьбу Пера с его бесцельно прожитой жизнью, писатель выносит суровый приговор буржуазному миру, в котором терпят крушение лучшие человеческие стремления и надежды.

Острота социальной проблематики у Ибсена сочетается с поразительной правдивостью в обрисовке норвежской народной жизни. В драму вплетаются сочные, колоритные картины крестьянского быта, образы норвежского фольклора и народной сказочной фантастики. Глубоким обаянием наделены образы норвежских женщин — матери Пера крестьянки Озе и его невесты — верной и любящей Сольвейг.

Работая над «Пером Гюнтом», Григ не стремился полностью охватить содержание ибсеновской драмы. Ему был чужд резко критический и сатирический тон пьесы Ибсена, ее обличительный пафос. В своей музыке он выразил в основном ее лирическую сторону и воплотил ее лучшие гуманистические идеалы, носительницей которых является дочь народа — прекрасная девушка Сольвейг. Не столько характер Пера, сколько образ «светлой солнечной Сольвейг» (имя «Сольвейг» по-норвежски означает «солнечный путь») привлек внимание композитора. Не случайно тема «Песни Сольвейг» господствует в музыке «Пера Гюнта», как трогательный образ любви и верности. Мелодия этой песни, близкая к подлинной норвежской народнопесенной лирике, — одно из высших выражений поэтического вдохновения Грига. Композитор последовательно проводит ее сначала в увертюре, а затем в музыке третьего, четвертого и пятого актов, подчеркивая ведущее значение этого идеального, чистого образа.

Яркое отражение у Грига получили народные сцены и образы сказочной фантастики. В драме Ибсена он видел, прежде всего, народное произведение и с большой любовью останавливался именно на тех сценах, в которых Ибсен воспроизводил картины норвежского деревенского быта.

Полная партитура музыки к «Перу Гюнту» состоит из 23 номеров. К ним относятся чисто симфонические, оркестровые эпизоды (увертюра, антракты, танцы) мелодрамы, в которых музыка сочетается с декламацией, хоры и сольные песни. Общая музыкальная композиция целиком подчинена сценическому замыслу ибсеновской пьесы. В каждом из пяти актов «Пера Гюнта» Григ выделяет одну центральную, ведущую линию, наиболее ярко характеризующую данный этап развития драмы. В первом действии это картины норвежского крестьянского быта, народные танцы и свадебный марш. Во втором — образы сказочной фантастики, приключения Пера в таинственном царстве сказочных гномов — «троллей» (симфоническая картина «В пещере горного короля»). Проникновенная, трогательная музыка к третьему действию рисует сцену смерти Озе — матери Пера. Контрастом служат восточные сцены четвертого акта — «Арабский танец» и грациозный «Танец Анитры». В пятом действии (возвращение Пера на родину) господствует образ Сольвейг. Здесь вновь повторяется ее песня, прозвучавшая ранее в первых музыкальных номерах. Трогательная «Колыбельная Сольвейг», которой она убаюкивает умирающего Пера, увенчивает драму Ибсена поистине прекрасным, возвышенным лирическим эпилогом.

Музыка Грига к «Перу Гюнту» глубоко связана с народными истоками. Прообразом для обеих песен Сольвейг, народных танцев и сказочных сцен послужили подлинные народные мелодии. Но характерные черты норвежской народной музыки были по-новому, творчески переданы в музыке Грига, всегда сохраняющей аромат тончайшей поэзии. Именно эта глубокая почвенность и высокая поэтичность музыки «Пера Гюнта» сделали ее одним из самых популярных и любимых произведений во всем мире. В сотрудничестве с Ибсеном Григ создал величайшее произведение национального норвежского искусства, прославившее его родину.

Сочинение «Пера Гюнта» принесло Григу мировую известность. Уже первое представление драмы в 1876 году в Кристиании прошло с огромным успехом. За ним последовал ряд других постановок на сценах европейских театров (в 1912 году— в Художественном театре в Москве). На материале «Пера Гюнта» Григ создал две симфонические сюиты, прочно вошедшие в концертный, репертуар.

Музыка к «Перу Гюнту» далеко не единственное обращение Грига к творчеству Ибсена. На слова Ибсена он написал ряд романсов, замечательных по глубине и проникновенности психологического содержания. Среди них романс «Лебедь» может считаться наиболее совершенным выражением лирической поэзии Ибсена в музыкальном искусстве.

Огромный творческий подъем, наступивший в середине 70-х годов, ознаменовался у Грига созданием крупных инструментальных произведений. Одновременно с «Пером Гюнтом» он пишет фортепианную балладу на тему норвежской народной песни (соч. 24, 1875 г.).

Подобно концерту, баллада стоит в центре всего фортепианного творчества Грига как произведение крупной, монументальной формы, требующее от исполнителя большой виртуозности, концертного размаха и силы экспрессии. Но если в концерте, произведении молодых лет, господствует светлое, жизнеутверждающее начало, то музыка баллады окрашена в сумрачнотрагические тона. Простая тема народной песни, положенная Григом в основу баллады, здесь подвергается широкому развитию (произведение написано в форме вариаций) и достигает огромного драматического подъема. Музыка Грига передает высокий пафос человеческих стремлений и жизненной борьбы. Полная драматизма, она сохраняет в то же время яркое своеобразие национального склада, отпечаток народной песенности.

Такой же силой экспрессии и яркой национальной характерностью отмечен струнный квартет соль-минор (соч. 27, 1878 г.), написанный вскоре после «Пера Гюнта». Музыка квартета, по словам самого композитора, навеяна впечатлениями родной природы Севера. Григ писал ее в уединенном селении Лофтхюз, на берегу фьорда, среди величавых, неприступных гор. Но тонкое ощущение природы и живописность музыкального языка здесь, как всегда у Грига, сочетаются с глубоким проникновением в мир внутренних, душевных переживаний. Взволнованная, романтически-порывистая музыка квартета — это чудесная лирическая поэма, исповедь страстного, вдохновенного художника.

Сочинением «Пера Гюнта» и двух крупных инструментальных произведений заканчивается центральный период деятельности композитора. Никогда еще его творчество не достигало такого широкого размаха, силы и глубины. Гениальный мастер лирической миниатюры, романса, он выступает в 70-е годы и как композитор крупных музыкально-драматических форм. Музыка к «Перу Гюнту», героико-эпические произведения на тексты Бьернсона и крупные инструментальные сочинения — таковы творческие итоги Грига в эти годы высокого, яркого расцвета.

Жизнь в Бергене и Тролльхаугене. Творчество 80—90-х годов

С начала 80-х годов Григ прочно поселился в родном городе Бергене. Мировая известность и наступившая материальная обеспеченность давали ему возможность целиком отдаться творческому труду —

Но Григ не оставлял широкой деятельности артиста-просветителя. Всегда энергичный, настойчивый, он принимал горячее участие в развитии культурно-художественной жизни Бергена. С 1880 года он становится главным дирижером и руководителем бергенского Гармонического общества. Несмотря на трудные условия работы (исполнительские силы в Бергене были еще более скромными, чем в столице), Григ блестяще провел ряд симфонических концертов. Под его руководством были исполнены такие монументальные произведения, как «Реквием» Моцарта, симфонии Шуберта и Бетховена, отрывки из опер Вагнера. Пропагандируя классическую музыку, он уделял большое внимание творчеству норвежских композиторов — Свендсена, Кьерульфа, Булля. Под его благотворным влиянием существенно изменился весь характер концертной, музыкальной общественной жизни. И не случайно ныне существующее в Бергене Гармоническое общество стремится хранить и укреплять высокие григовские традиции.

С годами все возрастала и крепла глубокая привязанность Грига к своей родине, к норвежской природе. Жизнь в тихом уголке, на берегу фьорда была его заветной мечтой. Это заветное желание Григ смог осуществить уже будучи знаменитым, прославленным мастером. В 1885 году он выстроил небольшой домик на побережье, в 8 километрах от Бергена. Расположенная на высоком скалистом берегу, окруженная водами фьорда усадьба Грига получила название «Тролльхауген» («холм троллей»). Здесь композитор провел последние двадцать лет своей жизни.

В Тролльхаугене созданы многие замечательные произведения Грига. Живописная природа родного края, тишина и уединение давали ему тот необходимый «жизненный фон», без которого он не мог плодотворно работать. Григ не любил больших городов и мог сочинять только в полной тишине и покое. Даже в уединенном Тролльхаугене он выстроил для себя специальный рабочий домик, в котором помещались только пианино и письменный стол. Здесь, в полном одиночестве, он проводил долгие часы работы.

Эти периоды творческого уединения у Грига-композитора по-прежнему сочетались с широкой деятельностью Грига-артиста. Его жизнь проходит между родным Тролльхаугеном и длительными концертными поездками по Европе. От природы одаренный большим артистическим темпераментом, он всегда чувствовал потребность живого общения с аудиторией. Свои произведения он сам стремился «выносить» на концертную эстраду. И то восторженное признание, какое музыка Грига неизменно встречала в самых широких кругах слушателей, было, по его словам, лучшей наградой «за труд целой жизни». Ни заметное ухудшение здоровья, ни усталость не могли заставить его отказаться от этих концертных поездок.

С огромным успехом проходили выступления Грига в Дании, Германии, Голландии, затем в Лондоне и Париже.

1 января 1888 года в Лейпциге произошла первая встреча Грига с великим русским композитором П. И. Чайковским. Знакомство это вскоре перешло в искреннюю, сердечную дружбу. Весной того же года Григ концертировал в Лондоне почти одновременно с Чайковским, а вскоре после того Чайковский посвятил ему свою увертюру-фантазию «Гамлет» (1888).

В крупнейших концертных залах Европы Григ появляется то за дирижерским пультом, то в качестве пианиста-солиста, то в ансамбле с известнейшими скрипачами и виолончелистами, исполняя свои камерные сочинения. Всюду его музыка встречала горячий отклик, оставляя незабываемое впечатление свежести, искренности, сердечной теплоты.

Это впечатление усиливалось огромным личным обаянием Грига. Человек исключительной скромности и душевной чистоты, он покорял окружающих своей приветливостью, простотой обращения и тонким, ласковым юмором.

Вот внешний облик композитора, каким он рисуется в воспоминаниях П. И. Чайковского:

«В комнату вошел очень маленького роста человек, средних лет, весьма тщедушной комплекции, с плечами очень неравномерной высоты, с высоко взбитыми белокурыми кудрями на голове и очень редкой, почти юношеской бородкой и усами. Черты лица этого человека, наружность которого почему-то сразу привлекла мою симпатию, не имеют ничего особенно выдающегося, ибо их нельзя назвать ни красивыми, ни неправильными; зато у него необыкновенно привлекательные средней величины голубые глаза, неотразимо чарующего свойства, напоминающие взгляд невинного прелестного ребенка. Я был до глубины души обрадован, когда по взаимном представлении нас одного другому раскрылось, что носитель этой безотчетно для меня симпатичной внешности оказался музыкантом, глубоко прочувствованные звуки которого давно уже покорили ему мое сердце. То был Эдвард Григ».

В зарубежных концертах Григ исполнял главным образом собственные сочинения. С огромным успехом он выступал как исполнитель своих фортепианных пьес, которые он играл с неподражаемым изяществом, тонкостью и лирическим вдохновением. Дирижируя симфоническими концертами, он особенно охотно исполнял сюиту «Пер Гюнт» и элегический романс «Последняя весна» (одно из любимых произведений Чайковского) в собственном переложении для оркестра.

Летние месяцы посвящались сочинению и работе над норвежской народной музыкой. Находясь в Тролльхаугене, Григ постоянно совершал далекие экскурсии в горы, в крестьянские селения, собирая и изучая народные песни. С небольшой дорожной сумкой за плечами и посохом в руке, он поднимался на вершины гор, проводил ночи в пастушеских хижинах и слушал народных музыкантов.

В течение всей своей творческой жизни композитор создал множество обработок народных песен и танцев (таковы сборники соч. 17, 30, 35, 64, 66, 72). Все это небольшие произведения для фортепиано, оркестра или хора. Но сжатость формы здесь вполне отвечает народному духу и складу самой музыки. Григ с любовью хранит народную песню в ее первозданной чистоте и стремится не нарушать ее простой и ясной композиции. С удивительной полнотой раскрывается в его творчестве душевный мир норвежского народа, глубокая поэтичность его искусства. Благодаря Григу норвежская народная музыка стала известной всему миру, а созданные им обработки приобрели значение классических образцов. Но к этому композитор пришел путем долгой и тщательной работы по изучению родного фольклора.

Богато и многообразно музыкальное творчество норвежского народа. К древнейшим временам относятся эпические песни-сказы о подвигах героев. Множество героических песен-баллад дошло до нашего времени от средних веков. Широко отображена жизнь народа в бытовых песнях—любовно-лирических, семейно-обрядовых и трудовых (песни рыбаков, прях, ткачих).

Очень характерны для норвежского фольклора горные пастушеские песни-призывы («локки»), основанные на интонациях зова, заклинания.

Особенно интересна и содержательна народная инструментальная музыка Норвегии. Такие инструменты, как «лур» (деревянная труба пастухов) или струнный щипковый инструмент «ланглейк» известны с давних времен.

Норвегия оказалась родиной своеобразного скрипичного искусства. Огромное распространение в быту норвежцев приобрела народная скрипка («хардингфеле»), отличающаяся от инструмента обычного типа особой настройкой и наличием специальных дополнительных струн (резонаторов). В эпоху Грига и раньше искусством игры на скрипке славились талантливые народные музыканты, сочинители ярких и колоритных мелодий. От них Григ записал множество танцев и песен.

Исполнительское искусство норвежских скрипачей («фелеров») неразрывно связано с традицией местных народных танцев. Норвежский народ любит и бережно хранит свои национальные танцы, полные своеобразной, несколько угловатой грации. Особенно популярны: халлинг (сольный мужской танец энергичного, задорного характера), спрингданс или стрингер (парный танец в оживленном движении, с прыжками) и гангар (неторопливый старинный торжественный танец-шествие). Ярко проявляется в норвежских народных танцах чувство юмора, задора и добродушного лукавства.

Все эти виды народного творчества долгое время даже в Норвегии оставались неизученными. Лишь в середине XIX века появились многочисленные записи народных песен и танцев. Большая заслуга в собирании народной музыки принадлежит талантливому норвежскому музыканту, органисту и композитору Л.М.Линнеману (1812—1887), составившему в 1850—60-х годах фундаментальный сборник норвежских народных мелодий. К этому сборнику постоянно обращался Григ. На основе записей Линнемана им был создан первый сборник «Норвежских народных танцев и песен» (соч. 17, 1870).

В конце 70-х годов Григ получил возможность самостоятельно работать над изучением норвежского фольклора. Вскоре после постановки «Пера Гюнта» он поселился в местечке Лофтхюз, на берегу фьорда Хардангер (южнее Бергена) и провел здесь лето и зиму 1877/78 года.

В Хардангере — одном из самых красивых и живописных уголков Западной Норвегии — Григ получил возможность глубоко изучить народную музыку, познакомиться с живой традицией народного музыкального искусства. Сохранившиеся письма композитора показывают, насколько плодотворным было его общение с народом. Перед ним открылся новый мир. Быт норвежских крестьян, их обычаи, нравы, их песни и танцы, чудесные изделия народного ремесла — все наполняло восторгом его сердце. Он с восхищением говорит о моральном благородстве норвежских крестьян, их трудолюбии, одаренности и любви к искусству. В Хардангере он слушал и записывал песни от местных жителей — земледельцев, рыбаков, лесорубов. Здесь же он мог познакомиться с игрой народных скрипачей, детально изучить все приемы их исполнительского искусства.

В свою очередь местные крестьяне, жители Хардангера, с трогательным вниманием относились к великому композитору. Собираясь около его домика, они слушали его игру, а в долгие зимние вечера охотно пели ему свои песни. Эти живые впечатления отражены в григовском сборнике народных песен для мужского хора (соч. 30, 1877 г.).

Свою работу над народной музыкой композитор продолжил в Бергене и Тролльхаугене. Летом 1887 года были сочинены знаменитые «Норвежские танцы» для фортепиано в четыре руки (часто исполняются в оркестровом переложении); в 1898 году — «Симфонические танцы» для оркестра.

Важнейшим достижением Грига в этой области явился замечательный сборник «Норвежских народных песен» для фортепиано (соч. 66, 1896 г.), основанный на собственных записях народных мелодий. В ряде небольших, миниатюрных пьес развертываются разнообразные, полные поэтического очарования картины народной жизни. Здесь и чудесные колыбельные песни, и горные пастушеские песни-призывы, и старинные баллады, и проникновенная любовная лирика. Трогательная колыбельная песня, напетая крестьянской девушкой-пастушкой («Колыбельная йендины») заканчивает весь цикл.

Общение Грига с народными музыкантами не прекращалось в течение всей жизни. История сохранила имена многих талантливых музыкантов, с которыми постоянно встречался композитор и от которых усвоил лучшие типические черты народного искусства. Некоторые из них оставили интересные воспоминания о Григе, опубликованные в норвежской печати.

Народная тематика нашла широкое отражение не только в обработках подлинных народных мелодий,, но во всем творчестве Грига — его романсовой лирике, его фортепианных пьесах и камерных ансамблях.

Произведения 80-х и 90-х годов у Грига разнообразны по темам и жанрам, В их числе мы находим и тонкую, стилизованную в духе XVIII века оркестровую сюиту «Из времен Гольберга» (посвящена памяти выдающегося писателя-просветителя XVIII столетия), и большую сюиту на народные темы «Симфонические танцы», и крупные камерно-инструментальные сочинения. В области камерного ансамбля особенно выделяется драматически-насыщенная, темпераментная третья соната до-минор для скрипки и фортепиано (соч. 45, 1887 г.). Наряду с двумя ранними скрипичными сонатами — идиллически-светлой, типажной первой и радостной, народно-жанровой второй — она вошла в число лучших классических образцов мировой скрипичной литературы.

Однако не эти крупные сочинения явились определяющими для позднего Грига. Основной сферой его творчества (наряду с обработками народных мелодий) можно считать миниатюру — небольшую программную пьесу для фортепиано. Если в период 70-х годов Григ тяготеет к развернутым музыкально-драматическим формам, то в более поздний период с особой полнотой проявляется основная линия его искусства — лирика. Вдохновенный поэт-лирик, он стремится к особой законченности и глубине настроения в пределах малых форм и достигает высокого, совершенного мастерства в самых простых и доступных жанрах музыки.

Таковы небольшие «Лирические пьесы» для фортепиано, составляющие в целом развернутый цикл из 10 тетрадей (66 пьес). Работая над ними в течение многих лет, композитор сумел передать в этих пьесах огромное богатство жизненных впечатлений, мыслей и чувств. «Лирические пьесы», к которым он обращался постоянно, стали его дневником, страницами его жизни.

Почти все пьесы этого цикла написаны в интимном, камерном плане. Они не требуют от исполнителя большой виртуозности, широких технических возможностей. Их задушевный, интимно-лирический тон исключает всякую мысль о внешнем эффекте. И в то же время редкие сочинения могут соперничать по своей популярности с этими простыми «домашними» пьесами Грига. С детских лет они хорошо знакомы каждому музыканту-профессионалу и каждому любителю музыки.

Причина популярности «Лирических пьес» Грига — в их артистической законченности, в той объективности и правдивости, на которую способен только великий художник. Дар поэта-лирика у него сочетается с ярким талантом живописца. Тонкие зарисовки, мимолетные впечатления получают поэтически обобщенное выражение. Слушая «Лирические пьесы» Грига, мы знакомимся с его родиной, его окружением, его народом, входим в мир его глубоких и сокровенных переживаний.

Каждая пьеса имеет свое программное название или жанровое обозначение («Элегия», «Вальс», «Колыбельная» и т. п.). Но большинство из них не нуждается в этих словесных пояснениях, настолько образной и конкретной является здесь сама музыка.

Огромное место среди «Лирических пьес» занимают картины народной жизни: радостные и бодрые народные танцы-халлинги и спрингдансы, щедрой рукой рассыпанные в различных тетрадях цикла, картины народного празднества («Свадебный день в Тролльхаугене», «Норвежский крестьянский марш»), колоритные пастушеские напевы, ласковые и задушевные колыбельные песни. С изумительной чуткостью переданы в музыке Грига образы северной природы, нераздельно связанные с раскрытием внутренних, душевных переживаний («Весной», «Ноктюрн»). Яркой живописностью изображения и тонким чувством юмора блистают сказочные, фантастические картинки, продолжающие линию фантастических сцен «Пера Гюнта», — «Шествие гномов» и «Кобольд».

Присущее Григу чувство колорита особенно ярко проявилось в пятой тетради «Лирических пьес» (соч. 54, 1891 г.). В этой сюите музыкальных картин-пейзажей и жанровых сцен («Мальчик-пастух», «Норвежский крестьянский марш», «Шествие гномов», «Ноктюрн», «Колокола») композитор с любовью воссоздает поэтический образ родины—Норвегии.

В последних тетрадях «Лирических пьес» преобладают сумрачные, элегические тона. Тема воспоминания, сожаления о невозвратимых днях юности, меланхолические картины северной природы — таков круг образов и настроений в этих заключительных страницах «музыкального дневника» Грига.

Созданием «Лирических пьес», конечно, не исчерпывается жанр фортепианной миниатюры в творчестве Грига. Дополнением к ним явились изящные жанрово-характеристические пьесы — «Альбомные листки» (соч. 28) и «Вальсы-каприсы» (соч. 37), а также проникновенный лирический цикл «Настроения», созданный в 1906 году, за год до смерти композитора (его можно рассматривать как одиннадцатую, заключительную тетрадь «Лирических пьес»).

Много работал Григ и над фортепианными переложениями своих романсов: в двух тетрадях этих транскрипций романсы Грига переработаны с тонким учетом особенностей фортепианного изложения, и некоторые из них наряду с «Лирическими пьесами», прочно вошли в репертуар пианистов («Сердце поэта», «Принцесса», «Первая встреча»).

Неумирающую художественную ценность представляет вокальное наследие Грига. Его романсы, вслед за романсовой лирикой Шуберта и Шумана, ознаменовали новый этап в развитии мировой вокально-камерной классики. Их отличительные черты — тонкий психологизм, чуткая душевная отзывчивость — роднят Грига с этими величайшими мастерами камерной песни.

Расцвет романсового творчества Грига наступил еще в 70-х годах, когда молодой композитор, вернувшись на родину, обратился к творчеству норвежских национальных поэтов и ближе узнал народную песню. Созданные в этот период романсы на слова Бьернсона («Принцесса», «Первая встреча», «За добрый совет») отмечены яркой характерностью норвежской народной мелодики. За ними последовали глубокие, сосредоточенные романсы-монологи на слова Ибсена («Музыканты», «Лебедь»), в которых Григ достигает поразительной силы и выразительности декламационного музыкального языка.

Разнообразны по содержанию поздние романсы Грига. Среди них многие посвящены теме творчества, жизненного призвания и долга. Но основной сферой его искусства остается простая и задушевная лирика.

Григ умеет с необычайной чуткостью касаться тончайших душевных переживаний. Глубокое, целомудренное выражение получает у него чувство любви. Достаточно назвать светлую и восторженную «Первую встречу», скорбную «Тайную любовь», или яркий, темпераментный романс «Сон» — этот ликующий гимн молодости и счастью.

С большой теплотой рисует Григ чувства матери. В его задумчивых колыбельных песнях сквозит и светлая радость, и нежная ласка, и скрытая тревога, и глубокая трагическая скорбь о незаменимой утрате («Горе матери»).

Тема любимой родины всегда доминирует в музыке Грига. Горячим патриотизмом проникнуты песни цикла «Норвегия» на слова норвежского поэта Паульсена (1894). Живые впечатления горной природы отражены в цикле «По скалам и фьордам» (1886), задуманном во время поездки в горы, как своего рода «путевой дневник» или альбом зарисовок художника.

Но даже и там, где живописные моменты отступают на второй план перед психологическим содержанием, Григ остается поэтом родной природы. Немногие композиторы обладали таким замечательным даром художника-пейзажиста (нечто близкое можно найти лишь у гениального русского композитора, также страстно любившего родную северную природу — Рахманинова). «Северные мотивы» пронизывают всю его лирику, сообщая ей особый неповторимый колорит. Дыхание моря, хрупкая прелесть северной весны, очарование белых ночей — всем этим напоена чудесная музыка Грига, отмеченная особой утонченностью живописно-колористических средств.

Подлинным завершением романсового творчества композитора, его «лебединой песней» явился замечательный песенный цикл «Девушка с гор» (соч. 67, 1896—1898 гг.), в котором глубина лирического проникновения соединяется с яркой национальной характерностью и народностью музыкального языка. Такие песни цикла, как «Среди черники» или «Козья пляска», — эти драгоценные жемчужины григовской лирики, — проникнуты чисто народным, непосредственным восприятием природы. Песни Грига, как и его фортепианные пьесы, навсегда останутся высоким художественным воплощением духа и характера норвежского народа.

О.Левашова