Эдвард Григ — Детство и юность

григ 1

Детство и юность. Эдвард Хагеруп Григ родился 15 июня 1843 года в приморском городе Бергене — крупном торговом центре Западной Норвегии. Отец его, британский консул и коммерсант Александр Григ, занимал в городе видное общественное положение. Своим детям он старался дать основательное, широкое образование (в семье было два сына и три дочери, Эдвард был четвертым ребенком). Будущий композитор рос в интеллигентной, культурной среде, где художественные интересы занимали далеко не последнее место.

В семье Грига любили музыку. Прекрасной, одаренной пианисткой была его мать. Она постоянно выступала в публичных концертах, руководила музыкальным кружком любителей и сама давала уроки музыки детям — маленькому Эдварду и его старшему брату. В доме консула Грига постоянно устраивались музыкальные вечера, на которых исполнялись произведения Моцарта, Бетховена, Шуберта, Вебера. Эти первые музыкальные впечатления глубоко запечатлелись в памяти Эдварда. Особенно горячо полюбил он музыку Моцарта.

Детские годы композитора протекали в тихой, спокойной обстановке провинциального быта. В семье царила строгая дисциплина, порядок, любовь к труду. Воспитанные умной и взыскательной матерью, дети не были приучены к излишествам и праздности. Вместе с братом Эдвард посещал общую городскую школу, где ему, мечтательному, рассеянному мальчику, нередко приходилось терпеть строгие наказания за свою невнимательность.

Музыкальное воспитание Грига началось рано. Заметив исключительные способности ребенка, мать начала с шести лет систематически учить его музыке. Она старалась привить ему хорошую пианистическую технику, сделать из него в первую очередь исполнителя-пианиста. Но Эдварда мало привлекали этюды и упражнения. Он с раннего детства привык импровизировать за фортепиано, играть по слуху. Уже тогда созревал в нем творческий дар. С 12 лет он начал записывать свою музыку. К этому времени относится его первое сочинение — «Вариации на немецкую тему» для фортепиано. Любопытно, что этот первый опыт не получил поощрения: школьный учитель-педант, узнав о том, что «маленький бездельник Григ сочиняет», задал ему жестокую трепку.

Но вскоре музыкальное дарование мальчика получило должную оценку. Знаменитый норвежский скрипач и композитор Уле Булль, услышав игру 15-летнего Эдварда, посоветовал родителям отправить его в Лейпцигскую консерваторию. Совет Булля был выполнен беспрекословно: отец и мать Эдварда хорошо понимали, что сыну суждено стать выдающимся музыкантом. В 1858 году Григ уезжает в Германию.

В Лейпциге начались трудные годы ученья. Оторванный от родины и семьи, от природы хрупкий и впечатлительный, юноша тяжело переживал разлуку. Обстановка большого города, академическая среда консерватории казались ему чуждыми после привольной и тихой жизни родного Бергена. И в то же время Лейпциг не мог не привлечь его как центр немецкой музыкальной культуры, известный своими высокими художественными традициями. Ведь именно здесь, в Лейпциге, в XVIII веке развертывалась деятельность величайшего композитора Германии — Баха. Здесь жил и творил гениальный Шуман; здесь работал один из крупнейших музыкантов XIX века — основатель Лейпцигской консерватории Мендельсон. Григ приехал в Германию через два года после смерти Шумана. Все здесь, казалось, напоминало об этом замечательном композиторе, смелом новаторе, чье имя было знаменем передового искусства для всех молодых музыкантов.

Но юному Григу пришлось горько разочароваться в своих ожиданиях. Боевой дух просветительства, царивший в Лейпциге во времена Шумана и Мендельсона, теперь уступил место консервативному академизму. Общая атмосфера реакции, наступившей после революционных событий 1848 года, пагубно отразилась и на музыкальном образовании. В консерватории прочно укоренились рутинные методы преподавания, ремесленничество и равнодушие к молодым талантам. Признанные «маститые» педагоги в большинстве случаев вели свой курс по проторенной дороге, не заботясь ни о развитии творческой индивидуальности студентов, ни о национальной природе их дарования. А ведь именно этой яркой национальной самобытностью и отличался в первую очередь талант молодого Грига.

В своих воспоминаниях Григ остроумно высмеивает педантские методы лейпцигских педагогов, приучавших студента не столько к самостоятельной творческой работе, сколько к сухому теоретизированию — «решению музыкальных ребусов». Лишь немногие из них могли дать талантливому юноше хорошую профессиональную подготовку. Григ всегда с благодарностью вспоминал уроки знаменитого пианиста Игнаца Мошелеса — большого почитателя и пропагандиста творчества Бетховена, Уроки пианиста Венцеля—тонкого музыканта и друга Шумана, уроки теоретика Гауптмана, руководившего занятиями по композиции.

Однако не эти педагоги сыграли решающую роль в творческом развитии молодого музыканта. Его подлинными «учителями» были великие композиторы прошлого — Бах, Моцарт, Шуберт, Шуман. Замечательные концерты, которыми прославился концертный зал Лейпцига «Гевандхауз», помогли ему глубоко понять и полюбить классическое искусство. Он с жадностью впитывает новые впечатления, слушает симфоническую музыку, изучает оркестровые партитуры классиков.

Особенно высоко ценил Григ музыку Шумана. Своей тонкой одухотворенностью, силой и глубиной чувств, искусство Шумана навсегда покорило молодого норвежского музыканта. Недаром Григ впоследствии называл себя «композитором шумановской школы». Нельзя не отметить, что именно в Лейпциге он мог ближе всего узнать живую традицию шумановского творчества: здесь выступала знаменитая пианистка Клара Шуман, жена великого композитора и лучшая исполнительница его произведений.

О плодотворном влиянии Шумана говорят первые сочинения Грига, написанные им к моменту окончания в 1862 году Лейпцигской консерватории: четыре фортепианные пьесы и четыре романса на слова немецких поэтов. В этих поэтичных миниатюрах уже проскальзывают черты индивидуального стиля Грига, хотя в целом они еще не самостоятельны и носят печать подражания любимому композитору.

После четырехлетнего обучения Григ вернулся на родину, в Берген. Слабое состояние здоровья (в студенческие годы Григ перенес тяжелый плеврит, послуживший началом хронического заболевания легких) и пошатнувшиеся материальные дела отца не позволили ему продолжать образование за границей. К тому же юноша горел желанием работать у себя на родине, приносить пользу родной стране. Приехав в Норвегию, он сразу же осознал необходимость большой, напряженной работы — не только творческой, но и музыкально-общественной, организационной.

Однако отсталая музыкальная жизнь Норвегии не могла дать ему широких возможностей творческого роста: концерты здесь были явлением редким, исключительным и творчество своих национальных композиторов не получало поддержки.

Пытливый юноша устремляется в ближайший крупный центр музыкальной культуры — Копенгаген. Ему хотелось воспользоваться советами прославленного датского композитора Нильса Гаде, признанного в то время главой и руководителем северной, скандинавской школы в музыке.

Гаде одобрил сочинения Грига, но не сумел еще распознать в нем яркий и самобытный талант. Стремления молодого норвежца были непонятны ему — даровитому, но в достаточной мере академичному мастеру, приверженцу умеренно романтической школы. Под руководством Гаде Григ написал свою первую и единственную симфонию — талантливое, но юношески незрелое сочинение, так и не получившее широкой известности (впоследствии Григ сам запретил исполнять симфонию на концертной эстраде).

Как и в Лейпциге, основное, важнейшее значение для творческого развития молодого композитора имела та общественная среда, с которой ему пришлось столкнуться в столице Дании. Не столько уроки Гаде, сколько общение с представителями передовой датской интеллигенции помогло Григу найти свой путь в искусстве. Он приехал в Копенгаген в 1863 году, в период расцвета датской художественной культуры, признанным главой которой был гениальный писатель-сказочник Андерсен. Провозглашенная Андерсеном идея народности в искусстве увлекала передовую молодежь. Под его благотворным влиянием датские поэты и музыканты обращались к изучению родного фольклора, собиранию народных песен. И в сознании Грига задушевное, светлое искусство Андерсена немедленно вызвало горячий, сочувственный отклик. Он пишет цикл песен «Мелодии сердца» на слова Андерсена, посвятив их великому датскому писателю. Эти песни («Люблю тебя», «Сердце поэта» и другие) были его первым значительным творческим успехом.

В свою очередь Андерсен, очень любивший музыку, тепло встретил первые сочинения молодого композитора и сразу увидел в нем большой, расцветающий талант.

«Андерсен был одним из первых ценителей моего творчества», — говорил впоследствии Григ.

В эти же годы, в Копенгагене, Григ нашел верного друга и союзника в лице молодого норвежского композитора Рикарда Нурдрока (1842—1866). Энтузиаст народной норвежской музыки, Нурдрок был увлечен идеей создания большого, значительного национально-норвежского искусства. Его привлекали суровые, героические образы древненорвежского эпоса, образы легендарных героев-богатырей. Бодрый и мужественный тон господствует в его музыке, воспевающей силу свободолюбивого норвежского народа. Ведь именно Нурдроку принадлежит честь создания национального норвежского гимна «Да, мы любим нашу страну!».

Глубоко зная народную музыку, Нурдрок знакомил Грига с норвежскими народными песнями, с характерными особенностями народных танцев. Встреча с этим талантливым музыкантом, по собственному признанию Грига, помогла ему открыть глаза на ту своеобразную красоту норвежского фольклора, которую он, горожанин по воспитанию, до сих пор угадывал только интуитивно.

В 1865 году Григ вместе с Нурдроком и несколькими молодыми датскими музыкантами организует музыкальное общество «Евтерпа». Свою основную задачу руководители общества видели в пропаганде новой национальной датской и норвежской музыки, связанной с народными истоками. С этой целью Григ и Нурдрок немедленно приступили к организации симфонических концертов, в которых оба они выступили как дирижеры- исполнители собственных произведений и сочинений своих товарищей. Одним из первых посетителей этих концертов был Андерсен.

Общество «Евтерпа» просуществовало недолго. Но самое возникновение этой творческой организации явилось ярким свидетельством роста демократических идей, питавших национальную культуру Дании и Норвегии. Значительным оказалось оно и для Грига. В кругу своих товарищей, молодых энтузиастов, Григ сразу почувствовал огромный подъем творческих сил. В течение 1865 года он создает замечательную фортепианную сюиту «Юморески», дне большие сонаты (фортепианную и скрипичную), симфоническую увертюру «Осенью», ряд романсов. Полные светлого, восторженного пафоса, эти произведения говорят о расцвете молодого художника, смело идущего навстречу жизни.

Нина Хагеруп-Григ - жена композитора

Нина Хагеруп-Григ — жена композитора

Творческий перелом совпал с важными событиями личной жизни композитора. В Дании он встретил и полюбил свою двоюродную сестру Нину Хагеруп (1845—1935), с которой вскоре обручился (в 1867 году состоялась их свадьба). Талантливая, артистически одаренная певица, Нина Хагеруп-Григ навсегда стала верной спутницей жизни композитора, его помощником и другом. Постоянно выступая с мужем в камерных концертах, она прославилась как замечательная, чуткая исполнительница его романсов. Ею вдохновлены многие сочинения Грига.

После трехлетнего пребывания в Копенгагене, Григ совершил поездку в Рим. Здесь он впервые встретился с Ибсеном. Великий писатель высоко оценил дарование молодого норвежца и посвятил ему замечательное стихотворение «В альбом композитору».

В Риме Григ с глубокой скорбью узнал о безвременной смерти своего товарища Нурдрока, скончавшегося в Берлине от туберкулеза.

«Мы надеялись вместе работать для развития нашего национального искусства, — писал он отцу Нурдрока. — Этому не суждено было осуществиться. Но я свято сдержу то, что ему обещал: его дело будет моим делом, его цель — моей целью».

Осенью 1866 года молодой композитор вернулся в Норвегию — на этот раз с твердым решением работать в родной стране.

Годы, проведенные в Дании, были для Грига временем первого, яркого творческого расцвета. В атмосфере горячего энтузиазма, в общении с прогрессивными деятелями норвежской и датской культуры созревают его идейно-художественные взгляды, формируются основные черты его дарования, осознаются стремления и цели в искусстве.

Основную линию творчества молодого Грига можно определить как линию постепенного становления своего национального стиля, своей яркой индивидуальности норвежского мастера. Эти искания заметны уже в ранних юношеских произведениях. Так, например, если в раннем цикле маленьких фортепианных пьес «Поэтические картинки» {соч. 3), при всем изяществе и тонкой одухотворенности этих миниатюр, нельзя еще усмотреть прямого влияния норвежской народной мелодики, то несравненно полнее проявилось оно в следующем фортепианном цикле «Юморески» (соч. 6), где на первый план выступают характерные черты бодрого, жизнерадостного норвежского танца.

Уже в этих первых произведениях наметилась важная, типическая особенность творчества Грига—склонность к сжатым формам фортепианной миниатюры, романса.

Огромное большинство произведений композитора принадлежит к числу так называемых «малых форм». Их можно сравнить с небольшими лирическими стихотворениями. Но Григ, подобно великим поэтам-лирикам, умеет в немногих словах сказать многое. Каждая из его песен или фортепианных пьес дает единый, законченный, неповторимый в своей художественной цельности образ. Несколькими штрихами создает он тонкий портрет-характеристику, пейзаж или поэтическую «картину настроений». Особая психологическая утонченность в передаче душевных состояний всегда выдает в нем чуткого лирика-поэта. Краткость, лаконизм, глубокая проникновенность и сосредоточенность выражения—вот отличительные качества григовского стиля.

Таковы уже первые романсы Грига, в числе которых можно найти прекрасные, классические образцы его лирики.

Как и в его фортепианной музыке, в них отчетливо прослеживается путь к овладению национальной, народной мелодикой. От первых песен студенческих лет, написанных на слова немецких поэтов, Григ приходит к более индивидуальным и ярким романсам на слова Андерсена, в которых заметно ощущается характерный «григовский», северный колорит. Некоторые из них целиком выдержаны в духе норвежской или датской народной песни.

Ранние романсы Грига пленяют восторженным и светлым лиризмом. С большой непосредственностью изливаются в них чувства любви, молодого порыва и светлой надежды. Таковы известные романсы «Люблю тебя» и «Сердце поэта» на слова Андерсена. В простых народно-песенных по своему складу романсах «В лесу», «Избушка» лирическое высказывание сливается с тонким ощущением северного Пейзажа, родной природы, к которой всегда с такой любовью обращается Григ.

С огромным душевным подъемом написана большая песня-поэма «Осенняя буря» (на слова датского поэта Рикарда). Образы природы — весеннего обновления, наступившего вслед за осенними бурями и холодной зимой — здесь непосредственно связаны с той атмосферой «национального возрождения», которая окружала Грига в юные годы. Кипучее ликование молодости слышится в музыке «Осенней бури», с ее торжествующим призывом к жизни:

Хоть мир и стынет в оковах сна,

Я знаю, что вновь придет весна,

И вот он, вестник вешних дней, —

Подснежник первый в снегах полей!

Светлым восторженным настроением проникнуты самые крупные, значительные сочинения молодого Грига — его сонаты.

1865 год ознаменовался созданием большой фортепианной сонаты ми-минор (соч. 7), в которой впервые со всей полнотой раскрылись различные стороны дарования композитора. Романтическая взволнованность, горячий темперамент и чистота лирических чувств делают ее одним из самых типичных и ярких произведений раннего Грига.

Соната написана в классической форме четырехчастного цикла. Ясность формы сочетается в ней с поэтической свободой и непосредственностью лирического высказывания. Бурным потоком льется музыка первой части, с ее призывной, волевой главной темой. Полна глубокой, сосредоточенной нежности вторая часть, написанная в духе размышления Яркой характерностью отличается третья часть сонаты — величавый, торжественный менуэт. В итоге всего развития рождается блестящий и энергичный финал, пронизанный ритмом норвежского танца. Соната завершается восторженным, патетическим заключением, звучащим как торжествующий гимн ликования.

Радостное весеннее чувство господствует в первой скрипичной сонате Грига (соч. 8, 1865 г.), где средняя часть написана в характере народного танца. Своей оригинальностью и национальной самобытностью это произведение привлекло пристальное внимание великого венгерского композитора Листа.

Еще более значительными оказались произведения, созданные вскоре после возвращения в Норвегию: вторая скрипичная соната и фортепианный концерт. В них раскрываются новые жизненные впечатления молодого художника, впервые глубоко познавшего свою родину.

Такова вторая-соната для скрипки и фортепиано (соч. 13, 1867 г.), возникшая на основе народных танцевальных мелодий. Кипучая энергия, молодой задор льются в ней через край, наполняя всю музыку радостным ощущением жизни, солнца и света. Порой в сонате слышатся живые отголоски народного празднества, отзвуки игры норвежских народных скрипачей — «хардингфелеров». И вместе с тем соната—не только картина народной жизни. Сквозь оболочку народно-жанрового всюду прорывается искреннее лирическое чувство — душевное излияние самого поэта.

Вслед за второй скрипичной сонатой возникло лучшее сочинение молодого Грига — фортепианный концерт ля-минор (соч. 16, 1869 г.). Не только в творчестве самого композитора, но и во всей фортепианной музыке это произведение занимает особое место.

Наряду с концертами Шопена, Шумана, Листа концерт Грига прочно вошел в репертуар пианистов всего мира.

Среди фортепианных сочинений Грига концерт выделяется своей монументальностью и широким виртуозным размахом.

Композитор с большим артистизмом использовал здесь самые разнообразные и эффектные приемы фортепианной техники. Но виртуозность в концерте всецело подчинена лирическому началу. Григ создал замечательный образёц лирического концерта, в котором широко разработанная фортепианная партия солиста представляет собой как бы свободный монолог или высказывание «от автора». Музыка концерта полна поэтического вдохновения. В ней раскрывается живой облик молодого Грига с его горячностью, пылким темпераментом и верой в созидательные силы жизни.

По сравнению с ранними сонатами Грига концерт отличается большей глубиной психологического содержания. Характерная для Грига оптимистическая тема утверждения жизни здесь выражена, прежде всего, как тема единения художника с народом. Григ говорит о себе, но говорит языком народного художника, живущего жизнью своего народа, своей природы, своей страны.

Три части концерта последовательно раскрывают этот замысел. Сначала — страстное признание-монолог в полной лирической взволнованности первой части концерта. Затем — погружение в мир природы в спокойно-созерцательной медленной части (адажио). В блестящем, праздничном финале Григ подчиняет развитие музыки упругой, бодрой ритмике норвежского танца. Полная праздничного ликования и подъема, музыка с яркой динамичностью устремляется к торжественному заключению (коде). Простые народно-песенные и танцевальные темы в финале концерта постепенно преображаются и приобретают высокое патетическое звучание. Лирика перерастает в героический пафос, личное чувство—в общенародное.

Написанный 25-летним композитором концерт ознаменовал вершину первого периода его творчества. В этом произведении он в полной мере овладел выразительными средствами национального языка, народной музыки. Перед ним лежал широкий путь национального композитора, призванного решить высокую задачу создания норвежской музыкальной классики.

О.Левашова